Форум Kerio-rus

Вернуться   Форум Kerio-rus > Общие вопросы > Курилко

Важная информация

Ответ
 
Опции темы
Старый 03.11.2015, 22:30   #61
naliman
Администратор
 
Аватар для naliman
 
Регистрация: 19.06.2006
Адрес: оттуда
Сообщений: 13,944
По умолчанию Re: Читальня Красный уголок

Цитата
Сообщение от LAV48 Посмотреть сообщение
ГАМБИТАМИ ПО ЦУГЦВАНГУ, или как Ельцин передавал власть Путину...
дельно, спасибо
__________________
Общество свободных людей – совсем не то же, что толпа одиноких расчётливых эгоистов, безразличных к общему благу
naliman вне форума   Ответить с цитированием Вверх
Старый 11.11.2015, 10:37   #62
Mr.Torture
Пейсатель професеонал
 
Аватар для Mr.Torture
 
Регистрация: 25.09.2009
Адрес: г. Партизанск
Сообщений: 1,110
По умолчанию Re: Читальня Красный уголок

[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]
__________________
Welcome to the Torture chamber...
Mr.Torture вне форума   Ответить с цитированием Вверх
Старый 24.02.2016, 13:53   #63
Haram
Охуительный пейсатель
 
Аватар для Haram
 
Регистрация: 15.11.2006
Адрес: СССР
Сообщений: 10,190
По умолчанию Re: Читальня Красный уголок

«Сучья война» в ГУЛАГе
[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]
[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]

Цитата Криминальный авторитет и золотодобытчик Туманов провел в сталинских лагерях на Магадане восемь лет. В своих воспоминаниях он описывает разгар «сучьей войны» в начале 1950-х – битву воров старой формации и тех, кто пошел служить власти. Также Туманов упоминает, что стало с некоторыми начальниками лагерей – они окончили жизнь в безвестности.

Вадим Туманов был осуждён за антисоветскую деятельность в 1948 год. В отличие от других зеков, также сидевших по политическим статьям, он смог вписаться в криминальный мир магаданских лагерей. Туманов отказывается от предложенной ему коронации в «вора в законе», и остается просто криминальным авторитетом, весьма уважаемым этим миром за принципиальный отказ от сотрудничества с властью и сохранение верности воровским традициям.

Туманов освободился в 1956 году, но остался на Колыме в качестве основателя золотодобывающей артели. В 1960-70-е годы он был легальным советским миллионером, а сотрудники его артели за сезон (4-5 месяцев промывки грунта) получали по 5-15 тысяч рублей. Туманов становится покровителем мира советской богемы, другом Владимира Высоцкого. Во времена «реформ» он входит в московский стройкомплекс.

В 2004 году вышла автобиографическая книга Вадима Туманова «Всё потерять – и вновь начать с мечты», где, в частности, он рассказывает о годах, проведённых на Колыме. Один из эпизодов книги описывает «сучьи войны» в ГУЛАГе. Мы приводим этот отрывок из книги.
«- Суки едут! – неслось из барака в барак, приводя в оцепенение целые зоны. Воры готовились, как могли, запасались ножами, но силы оказывались не равными.

Деление уголовников на честных воров («честноту» или «полноту») и на противостоящих им ссученных было как бы узаконено и отражалось в составленных лагерной спецчастью формулярах. Суки обозначались как «воры разложенные», а кое-где краткости ради попросту писали – ссученные. Иногда указывалось конкретно – беспредельщик. И когда заключённый переходил в другой лагерь, новая спецчасть по записи в формуляре знала, к какому клану прибывший принадлежит и что от него ждать.

С 1947 года до 1953-го, то есть до смерти Сталина, Колыма испытывала самые кровавые в лагерной истории потрясения, названные «сучьей войной». В Главном управлении лагерей (ГУЛаге) стратеги исправительно-трудовой системы нашли безошибочный способ, как заставить работать миллионы воров, принципиально не желающих иметь что-либо общее с администрациями лагерей, и заодно повлечь уголовников в массовое уничтожение друг друга.

Говорят, теорию уничтожения преступного мира самим преступным миром разработал Вышинский. По крупным зонам Союза прокатилась волна трюмиловок – команды отборных головорезов, созданные из подручных лагерного начальства, проезжали по крупным зонам, под страхом смерти принуждая «честных воров» ссучиться – начать сотрудничать с властью. Одной из самых беспощадных слыла команда Васьки Пивоварова, созданная в Караганде (Карлаг) из отпетых уголовников, провинившихся перед преступным миром и не имевших другого шанса выжить, кроме как вместе с лагерными властями сломать хребет «законному» воровскому сообществу. Васька Пивоваров сам был вором и попал в штрафные батальоны. Повоевав и снова попав в тюрьму, он полностью перешёл в услужение к чекистам. Предоставленные его команде властями почти неограниченные права позволяли бандитам действительно наводить страх на лагеря, на управления лагерей, даже если в них содержалось по 30-40 тысяч человек.

В команде попадались фронтовики, чаще всего из штрафных батальонов. Совершив на воле тяжкие преступления, получив за них по 25 лет и не имея шансов на освобождение, эти люди пошли на сотрудничество с администрациями лагерей, дававшими им работу – комендантами, нарядчиками, бригадирами, другими разного уровня начальниками. В их руки власти передавали жизни огромной армии заключённых, старавшихся быть в стороне от властей и от головорезов.

Суки были в каждом лагере. Цель поездки по лагерям особых команд, вроде пивоваровской, состояла в демонстрации силы «сучьей власти» и в окончательном, любыми средствами, подавлении авторитета воров. Не политические, а именно «честные воры» выступали в основном организаторами противостояния, возмутителями спокойствия и держали в напряжении всю систему исправительно-трудовых лагерей.

Это я стал понимать, когда после пожара в изоляторе на Новом меня увезли в «малую зону» – так называлась пересыльная тюрьма на окраине Сусумана. За высокой оградой были проложены узкие деревянные тропы, с обеих сторон ограждённые колючей проволокой, они вели к баракам. В полутемных коридорах видны были металлические двери камер. Даже после переполненных лагерных бараков привезенные сюда заходились в кашле и задыхались. Спертый, прогорклый, едкий воздух был настоян на хлорной извести – единственном предмете первой для зоны необходимости, который завозили в достатке.

В одном из бараков, куда меня поместили, я услышал о появлении группы Васьки Пивоварова. Группа уже прошла Воркуту, Сиблаг, Норильск, Ангарлаг, Китой и другие зоны Севера и Востока и теперь пришла на Колыму.

Методы пивоваровцев были такими же, как у подручных Ивана Фунта, когда те трюмили воров перед воротами пересылки в Ванино.

У Фунта ссучивание проходило так:

«Нашу колонну привели к железным воротам пересылки. Этап поджидало начальство лагеря и комендатура. Нас посадили на землю, офицеры спецчасти с формулярами в руках выкрикивали наши имена. Фунт шагнул вперёд и обратился к этапу с короткой речью.

По формулярам стали выкрикивать воров. В числе первых назвали Володю Млада. Его и ещё десять-двенадцать человек поставили отдельной шеренгой. Поблизости был врыт столб, на нем кусок рельса. К шеренге подошел Колька Заика, держа в опущенной руке нож. Этап, четыре-пять тысяч человек, сидя на корточках, молча наблюдал за происходящим. Первым стоял молодой незнакомый мне парень. К нему шагнул Заика:

– Звони в колокол.

Это была операция по ссучиванию честных воров – заставить их ударить по рельсу, «звонить в колокол». Что-либо сделать по приказу администрации, хотя бы просто подать руку, означало нарушить воровской закон и автоматически перейти на сторону сук, так или иначе помогающих лагерному начальству.

- Не буду.

- Звони, падла! – Заика с размаху ударил парня в лицо. Рукавом телогрейки тот вытер кровь с разбитых губ.

- Не буду.

Тогда Заика в присутствии наблюдающих за этой сценой офицеров и всего этапа бьёт парня ножом в живот. Тот сгибается, корчится, падает на землю, дергается в луже крови. Эту сцену невозмутимо наблюдают человек двадцать офицеров. Заика подходит к следующему – к Володе Младу. Я вижу, как с ножа в руке Заики стекает кровь.

– Звони в колокол, сука! Над плацем мертвая тишина.

– Не буду. Заика ударил Млада в лицо ногой, сбил на землю, стал пинать сапогами, пока другие бандиты не оттащили почти бездыханное тело в сторону. Млад останется жить. В 1951-1952 годах его зарежут где-то на Индигирке.

Бандит подошел к третьему:

– Звони в колокол!

Третий побрёл к столбу и ударил, за ним четвертый, пятый… Может быть, кто-то ещё отказался, не могу вспомнить. Часа через три этап подняли и повели в зону».

У пивоваровцев не было повода меня трюмить, но, вероятно, кто-то хотел со мной расправиться и им подсказал. На меня натравили Ваху – одного из приближённых Васьки Пивоварова. Он был широк в плечах и славился тем, что без промаха бил ножом соперника в сонную артерию. Брезгливый к людям, Ваха выглядел довольным, видя трупы.

В тот день по непонятной мне причине я был вызван из камеры тюрьмы в «малую зону». Позже один из надзирателей, Сергей, расскажет мне, что это было сделано специально, но предупредить меня он не сумел. В дверях я увидел Ваху и надзирателя. Они перешептывались, бросая на меня взгляды, не предвещавшие ничего хорошего. Улыбающийся Ваха разбитной походкой двинулся ко мне. Держа обе руки за спиной, конечно же – с ножом, он подошёл вплотную. У меня мелькнула мысль: может быть, у него два ножа? И куда он ударит – в шею своим коронным или подлым ударом ниже пояса? Ещё, быть может, мгновение – и меня не будет. Вложив в удар всю накопившуюся злость, я опередил его взмах на тысячную долю секунды, и нож попал мне не в шею, а в правое плечо. Ваха отлетел к стене и стал сползать между окном и нарами. Но нары не дали ему упасть на пол, я наносил удары справа и слева, одной рукой справа в челюсть, а слева удары приходились по виску. В бараке полное оцепенение. Вбежали ещё несколько надзирателей. Это спасло Ваху от смерти.

Меня привели в сусуманский КОЛП (комендантский отдельный лагерный пункт). Он запомнился огромными воротами, массивнее и выше, чем в других лагерях. В кабинете, где я оказался, было много военных. Среди них стояла полная женщина в длинном красном пальто. Возможно, из спецчасти. Приведшие меня надзиратели доложили начальнику Заплага об учиненной мною драке. Скорее всего, он знал о происшедшем, а возможно, даже участвовал в организации столкновения. Я попытался сказать, как было на самом деле, но не успел произнести «Гражданин начальник…», как человек в чине полковника заорал: – Руки назад!

Это был полковник Аланов, начальник Заплага.

Редкий негодяй и, по-моему, психически больной человек, он не признавал других способов наводить порядок, кроме как топить лагеря в крови. Позже, уже будучи на Новом, в лагпункте Разрезном, он подошёл к бригаде воров и после обычных вопросов о жалобах, спросил: «Что же вы не бежите?» В ответ услышал: «Бежать некуда, гражданин начальник!» Он усмехнулся: «Если Иосифу Виссарионовичу нужно было, он семь раз бежал!» – «Если бы сейчас было так легко бежать, как тогда, сейчас бы вся Россия в бегах была!» – сказал Мотька Иванов. Не зная, что ответить, Аланов определил всей бригаде десять суток карцера.

Я свёл руки за спиной, и в этот момент кто-то сзади надел наручники. Аланов предложил женщине в красном уйти, потому что будут сцены неприятные, но она ответила с улыбкой: – Ничего, я привыкла!

Конвоир стянул брезентовыми ремнями мои ноги выше щиколоток. Я с трудом удерживался на ногах, и ярость снова подкатывала ко мне. Но полковник, видимо, уже знал о нашей драке с Джафаровым и Лёхой Сорокиным, о поджоге изолятора и теперь намеревался продемонстрировать зоне готовность накинуть узду на кого угодно.

Стою посреди комнаты, руки за спиной, ноги туго стянуты, не пошевелить. Наверное, женщине в красном я кажусь ванькой-встанькой. Один из конвоиров – рябой, это я хорошо помню, – отступив назад, ударил меня правой ногой в сердце. Я падаю, и другие надзиратели пинают меня ногами. Чаще всего стараются попасть в бока и в голову.

В лагерях меня потом часто надзиратели били, иногда очень сильно, но никогда мне не было так не по себе, как в тот раз, из-за присутствия женщины в красном, которая мне тогда казалась омерзительной только потому, что смотрела, как меня, связанного, бьют.

Прихожу в себя в изоляторе. По полу бегают крысы. Я даже обрадовался им – живые существа! Мне вспомнилось, как в Дайрене одному моему приятелю в схожей ситуации крысы откусили ухо. Стараюсь оторвать от пола голову, перевернуться на другой бок и прикосновением одного и другого уха к полу выяснить, целы ли они. Ободками ушей пробую елозить по бетону. Кажется, уши в порядке, можно снова радоваться жизни – но тут я опять впадаю в забытье.

Рябого надзирателя я больше никогда не встречал.

А полковник Аланов под конец жизни спился и работал завхозом в одном из магаданских институтов.

К вопросу о судьбах колымского руководства. 1949-й – последний год, когда «Дальстроем» ещё руководил Никишов, один из самых страшных людей в истории советской Колымы. Он был в крае больше, чем бог. Все знали его установку: «Здесь я и моя жена вольные. Все остальные – заключённые и подследственные». Этот человек во время выступления в театре Вадима Козина, вероятно, обозлённый оказанным певцу магаданскими зрителями теплым приёмом, крикнул из ложи, где сидел со своим семейством: «Кому вы хлопаете?! А ну, педераст, вон со сцены!» И певец, опустив голову, ушёл.

Через многие годы мой заместитель Чульский, работая в Хабаровском крае, расскажет мне историю, засевшую у меня в памяти. Однажды в Москве он зашёл в парикмахерскую и разговорился с мастером. Узнав, что клиент с Колымы, мастер сказал: «К нам часто приходит старенький генерал, он тоже с Колымы». И спросил женщину, работавшую рядом: «Маша, как фамилия генерала, который у тебя стрижётся?» «Никишов», – ответила та. Когда Никишов умрёт, некролог напечатает какая-то малоизвестная газета ДОСААФ.

А жизнь Васьки Пивоварова закончится на Индигирке в лагере на прииске «Ольчан». Он с надзирателем зайдёт к ворам в БУР. Колька, по кличке Цыган, тоже умеющий бить в сонную артерию, прыгнет с верхних нар и ударит его в шею заточенной выпрямленной скобой».
__________________
- Первые 40 лет детства самые сложные в жизни мальчика!
- Пушкин жив сильнее Цоя!
Haram вне форума   Ответить с цитированием Вверх
Старый 16.03.2016, 19:20   #64
Haram
Охуительный пейсатель
 
Аватар для Haram
 
Регистрация: 15.11.2006
Адрес: СССР
Сообщений: 10,190
По умолчанию Re: Читальня Красный уголок

Развод по-одесски
[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]

Дядя Алик приходит в мой магазин всегда после обеда. Он спрашивает, где его стул, садится и многозначительно молчит. Ему нравится, когда идет бурная торговля. Он может смотреть на этот процесс долго и с удовольствием, как пьяный романтик на костер.

– Как ваши дела? – интересуюсь я, пока нет клиентов.

– Володя, мне семьдесят пять. Какие могут быть дела, когда первая половина пенсии уходит на еду, а вторая – на её анализы? Зачем вам мои жалобы? Это не ходовой товар. Хотите услышать за чужое здоровье, идите в очередь в поликлинике и берите там все это счастье оптом. Я сегодня по другому делу.

– Я весь – одно большое ухо.

– Володя, у вас есть автомобиль?

– Есть.

– Я знаю, что есть. Но мне кажется, вам должно быть приятно, когда вас об этом спрашивают. Так вот, я имею, что предложить до кучи к вашему высокому статусу владельца «Жигулей». Я хочу практически подарить вам одну шикарную вэщь.

Он бережно разворачивает пакет, извлекает оттуда старые, потертые часы с блестящим браслетом.

– Вам ничего не надо делать. Просто выставите локоть из окна. Пусть солнце поиграет немного на богатом ремешке. Через пять минут в машине будет сидеть орава таких роскошных ципочек, что даже я, Володя, на полчасика бы овдовел. А вы знаете, как я люблю свою Ниночку. Остальные женщины будут кидаться вам под колеса и оттуда проситься замуж.

На лице ни тени улыбки. Он почти никогда не шутит, он так мыслит.

– Вы только подумайте: часы, ципочки, машина, и со всего этого поиметь удовольствий за каких-то сто никому, кроме меня, ненужных гривен.

– Двадцаточку насыпать можно. Да и то – из большого к вам уважения. Ваш «богатый» ремешок сильно инкрустирован царапинами, – без энтузиазма верчу я в руках ненужную мне «вэщь». Дядя Алик берет паузу и задумчиво смотрит сквозь очки в окно.

– Знаете что, Володя? Я дам вам один хороший совет, и вам это ничего не будет стоить. Пойдите в наше ателье, спросите там тетю Валю и попросите пришить вам большую пуговицу на лоб.

– Зачем?

– Будете пристегивать нижнюю губу. Двадцать гривен за почти швейцарские часы?! Даже не смешите мои мудебейцалы. Это часы высшего сорта! Сейчас этого сорта даже детей не делают. Эта молодежь с проводами из ушей и витаминами из Макдональдса… Её же штампуют какие-то подпольные китайцы в Бердичеве. Сплошной брак.

Он делает неповторимый жест рукой, означающий высшую степень негодования.

– Володя, у меня есть пара слов за эти часы. Я всегда был человек, душевнобольной за свою работу. У меня никогда не было много денег, но мне всегда хватало. Так научил папа. Он был простой человек и сморкался сильно вслух на концертах симфонического оркестра. Но, как заработать, а главное – как сохранить, он знал. Папа говорил, что надо дружить. Так вот, о чем это я? Да, на работе я дружил с нашим бухгалтером Колей.

– Это у вас национальная забава – со всеми дружить.

– А как по другому? Слушайте дальше сюда. Сверху у этого Коли была большая голова в очках. А снизу – немного для пописать, остальное – для посмеяться. В общем, с бабами ему не везло, страшное дело. А у меня была знакомая, Зиночка Царева, с ней я тоже дружил. Такая краля, что ни дай божэ. И я пригласил ее отметить вместе тридцатилетие нашей фабрики. Первого июня, как сейчас помню. И тут у нас объявляют конкурс на лучший маскарадный костюм. Ну, вы же знаете, я – закройщик, мастер на все руки. Сделал себе костюм крысы: ушки, хвост, голова. Чудо, а не крыса. Зиночке сообщил по секрету, что буду в этом костюме. Вы следите за моей мыслью?

– Обижаете.

– И знаете что? Вместо себя, в этот костюм я нарядил шлимазла Колю, показал на Зиночку и сказал «фас», а сам собрался поехать в санаторий. Бухгалтер в костюме крысы… Он смеялся с себя во все свои два поролоновых зуба.

Дядя Алик усмехается и смотрит на меня, выжидая, что я оценю всю тонкость юмора, как минимум, заливистым хохотом. Улыбаюсь из вежливости.

– И вот еду я на встречу с квартирантами, чтобы сдать на лето свою однокомнатную, заезжаю на заправку и что я вижу? В шикарном автомобиле «Жигули» первой модели с московскими номерами сидит обалденная цыпа и умирает с горя. Деньги у нее украли, а ехать надо. Эта профура просит меня заправить ей полный бак и двадцать рублей на дорогу, а за это предлагает рассчитаться очень интересным способом не с той стороны. Да, это сейчас молодежь кудой ест, тудой и любит. Володя, вы не в курсе, что они хотят там оплодотворить? Кариес? Я тогда об этом только слышал от одного старого развратника Бибиргама, ходившего в публичный дом до революции, как я на работу. В то время это считалось извращением, тем более за такие деньги.

– И вы проявили излишнее любопытство…

– Излишнее – это совсем не то слово. Там получился такой гевалт, что вы сейчас будете плакать и смеяться слезами. Отъезжаем мы с ней в посадочку. Она сама снимает с меня панталоны и тащит все, что в них болтается, себе в рот. Азохен вей, что она вытворяла! Этой мастерице нужно было служить на флоте – ей завязать рифовый узел, не вынимая концов из рота, как вам два пальца на чужой ноге описать. Я прибалдел, что тот гимназист. Приятно вспомнить, – он ненадолго замолкает, прикрывает глаза, по его лицу блуждает довольная улыбка.

– Я сейчас подумал: может, нынешняя молодежь таки все правильно делает? Так вот. Почти в финале я вижу, как мою «Волгу» вскрывают какие-то три абизяны. Представляете? Я выскочил наскипидаренным быком и без штанов побежал спасать имущество.

– И что? Отбили ласточку?

– Володя, посмотрите на мою некрещеную внешность. Вам оттуда видно, что я не Геракл? Или вы думаете, они испугались моего обреза? Бандиты немного посмеялись, и я накинулся на них, как голодный раввин мацу. Я рвал их зубами и получал за это монтировкой по голове. Володя, там остался такой шрам, такой шрам… Я никогда не брею голову – не хочу, шобы мой верхний сосед Борис Моисеевич, дай бог ему здоровья, видя как я иду через двор в магазин, кричал со своего балкона: «Смотрите, смотрите! Залупа за семачками идёт!». Он это и так кричит, но если бы я брился, Борис Моисеевич оказался не так уж неправ. А это обидно. Остался со шрамом, зато без трусов и машины. Что интересно, эта топливная проститутка таки спасла мне жизнь.

– Как? Разве она не была в сговоре с угонщиками?

– Конечно, была. Но эти три адиёта так поспешно погрузились в мою «Волгу», как барон Врангель на последний пароход до Константинополя, и на первом же повороте расцеловали телеграфный столб. Тормоза отказали. А я в больницу попал на три месяца.

– Хорошо, что так обошлось.

– Какое обошлось? Шо вы такое говорите? Квартира несданной все лето простояла! Это были страшенные убытки. Потерянное лето шестьдесят восьмого…

– А с Колей-то что?

– А что ему сделается? Он так танцевал с Зиночкой, не снимая верхней части костюма, что ровно через девять месяцев у них пошли крысята.

– .Забавно.

– Да, Володя, кто скажет вам, что в СССР секса не было, плюньте ему в лицо. А потом киньте туда камень. Все было. Тогда женщина могла забеременеть оттого, что заходила в комнату, где пять минут назад кто-то делал детей. На каждом советском головастике стоял ГОСТ и знак качества. Отцовство подстерегало меня на каждом шагу, но я не давался. А Коля поднял белый флаг с первого выстрела. Я танцевал у них на свадьбе, как скаженный. Сейчас Коля ходит весь во внуках и говорит мне спасибо.

– Так при чем тут часы?

– Ах, да. Часы… Разве я не сказал? Их и путевку в санаторий я выменял у Коли на костюм крысы.

– Хе-хе. Получается, вы променяли Зиночку на часы.

– Вы, конечно, исказили мне картину. Но даже если и так. Я сделал это по дружбе. К тому же, Зиночка была очень советская, а часы – почти швейцарские. Улавливаете две эти крупные разницы? Вы хотите сказать, это не стоит сто гривен?! За Зиночку Цареву?! Это была такая краля…

– Думаю, стоит, – улыбаюсь и достаю деньги.

– Учтите, что сегодня я не принимаю купюры, где ноль нарисован только один раз. Мне будет стыдно покласть их в карманы моих парадно-выходных брук. Я хочу достать при моей женщине цельную сотню и пойти с обеими в кафе «Мороженое».

– Хорошо, дядя Алик, – я нахожу самую нарядную хрустящую сотню. Он с достоинством прячет деньги в карман и уходит.

А недавно, раскрутив часы, я обнаружил внутри современный механизм с батарейкой и надпись на крышке «Made in China». Ну, что сказать? Мастер.
— mobilshark & DeaD_Must_Die , 14.10.2013
__________________
- Первые 40 лет детства самые сложные в жизни мальчика!
- Пушкин жив сильнее Цоя!
Haram вне форума   Ответить с цитированием Вверх
Старый 17.10.2018, 23:36   #65
naliman
Администратор
 
Аватар для naliman
 
Регистрация: 19.06.2006
Адрес: оттуда
Сообщений: 13,944
По умолчанию Re: Читальня Красный уголок

пару хороших и нужных [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] от комрада antivirdog


- Беспроводные сети Wi-Fi .

- Компьютерные сети. Настольная книга системного администратора.
__________________
Общество свободных людей – совсем не то же, что толпа одиноких расчётливых эгоистов, безразличных к общему благу
naliman вне форума   Ответить с цитированием Вверх
Старый 15.11.2018, 13:20   #66
naliman
Администратор
 
Аватар для naliman
 
Регистрация: 19.06.2006
Адрес: оттуда
Сообщений: 13,944
По умолчанию Re: Читальня Красный уголок

В Е Р Ь Т Е М Н Е , Л Ю Д И!




Будучи в Ярославле, я наткнулся на любопытный памятный знак. Это была простая каменная табличка на стене дома, которая гласила: «На этом месте 24 июня 1794 года ничего не произошло». Какой же был счастливый день 24 июня 1794 года!


Но вот счастье постучалось и в нашу дверь – за целую неделю не случилось ничего плохого! Хорошего, правда, тоже, но к этому-то мы уже привыкли… А тут семь дней и ничего ужасного! Не взлетела пока до небес цена бензина, не рухнул рубль, почти ничего не сгорело и не упало, поезда и трамваи ходят по расписанию, не посадили ни одного губернатора… Правда, недавно в Череповце умер принц из Нигерии, проживший там несколько лет… Но, с другой стороны, сколько бы выдержал в Нигерии принц из Череповца?


Хотя нет, кое-что всё же случилось. Что? Кончилась тихая, золотая, очаровательная и тёплая осень, а ей на смену пришла тоже осень, но слякотная, дождливая, гриппозная, с лужами и с мокрым ветром. Радует только, что скоро снег, коньки-лыжи, Новый год, подарки, неделя бурного русского веселья, тяжкое возвращение к трудовым будням, 23 февраля и – весна. Но это я слишком далеко заглядываю…


А пока активизировались лже-газовщики, лже-мосводоканальщики, лже-собесовцы и лже-остальные. Забегали по квартирам, надеясь, что люди в сумрачном настроении от сумрачной погоды легко будут расставаться с деньгами. И некоторые расстаются. Один дедушка поставил с утра «сигнализатор загазованности» за 7 тысяч, после обеда фильтр воды за 65 тысяч, а вечером, услышав от родственников всё про своё образование и уровень интеллекта, уныло побрёл в полицию. «Уж сколько раз твердили миру…».


Помню, несколько лет назад эти же ребята, только они были помоложе, ходили с моющими пылесосами. Они показывали чудо-аппарат в действии, вместе с вами подсчитывали количество убиенных пылевых клещей и с удовольствием оставляли вам этот пылесос за 100 тысяч рублей, можно в кредит. Моя жена, кстати, купила и я с ней с того года в разводе. Не из-за пылесоса, нет. Она потом ещё, вдогонку, набор ножей купила, который в магазине стоит 25 тысяч, а ей за 4 предложили. Когда дома столько ножей и на такую сумму, всегда лучше быстро развестись и разделить имущество. В итоге мне достались телевизор и холодильник, а ей – ножи и пылесос. Когда она всё поняла, я уже был в безопасности – ножи не резали. Да и моющий пылесос, увы, не мыл и не пылесосил, только гудел.


Но и я, каюсь, один раз купил планшет за 2 тысячи. Да, был благодушно настроен. Да, возвращался с дня рождения. Да, продавец был велеречив и долго рассказывал о плохом начальнике, который не платит зарплату. Теперь этот планшет лежит у меня памятником глупости. Зато этим летом я не купил ни одной старинной монеты, которые предлагали мне якобы строители-копатели метрополитена. И гордо отказался от бесплатного УЗИ печени по программе то ли «Здоровье города», то ли «Городское здоровье». А соседка не выдержала напора бывших продавцов пылесосов и пошла. Вернулась заплаканная, так как жить ей осталось несколько дней. Страшный диагноз «Напряжённая и зашлакованная печень» надежд не оставлял. Повезло, что лекарства продавали прямо в этом же кабинете, где УЗИ делали. 120 тысяч и жизнь спасена, да и лекарства все натуральные. Я не стал ей говорить, что мышьяк и мухоморы тоже натуральные, к тому же травить её никто не собирался. У неё ж ещё столько внутренних органов непроверенных и бесплатно работающих, одних почек две штуки! Пусть пьёт свои сахарные шарики. Да и что можно объяснить человеку, который, имея высшее образование, ещё недавно заряжал у телевизора воду?


И интересно, куда девались все те люди, которые не так давно звонили мне с предложением за вознаграждение отпустить сына, который сбил на машине человека? Не они ли сейчас звонят из сбербанка и просят дать им все данные моей карты, включая ПИН-код, во избежание блокировки? Или они занялись профилактикой пластиковых окон? «Здравствуйте… Только сегодня… Ваш дом… Совершенно бесплатно по городской программе… Мастер совершенно случайно освободился чуть раньше и уже стоит под вашими окнами… Он плачет, глядя на потерю створками ваших окон геометрии, отвратительные уплотнители и несмазанный механизм… Стеклопакеты зимой лопнут и это будет намного дороже… Также мы оказываем бесплатную юридическую помощь…» И когда я спросил, можно ли мне заодно сделать МРТ позвоночника, мне ответили, что можно.


«Пока живут на свете дураки, обманом жить нам, стало быть, с руки…» - пели когда-то давно лиса Алиса и кот Базилио. Вот они и живут, на обмане и нашей доверчивости и, кстати, хорошо живут…


Так что же теперь, не верить людям? Конечно, верить. Но не всем. Мне – можно. Я с понедельника начинаю свой бизнес – проверка квартирных стен, полов и потолков на радиацию и, если нужно – а будет нужно! – их дезактивация. А то живёт какая-нибудь столетняя бабушка и не знает, что у неё квартира фонит страшно. Я уже нашёл какой-то непонятный старый аккумулятор, его если потрясти, то стрелка зашкаливает, слова умные выучил – «концентрация толуола у вас 2,57 микрозиверта в час, в пределах нормы, а вот содержание частиц тория превышает норму в 5 раз». Проверка – 3 тысячи, дезактивация – 10. Деньги очень нужны, литературная деятельность доход не приносит. И пылесос моющий пригодится, у него вид устрашающий, надо его у бывшей жены выпросить и где-то купить противогаз для солидности. Показываю аккумулятор с прыгающей стрелкой, вожу гудящим пылесосом по стенам, показываю тот же аккумулятор с неподвижной стрелкой, выписываю квитанцию с печатью, снимаю противогаз, беру деньги и до свидания. Так что готовьте кошельки и открывайте двери.


Предупреждение! Двери открывать только мне, все остальные это мошенники!


И если вы отдадите деньги, вам пора на МРТ и УЗИ головного мозга… По городской программе «Включайте мозг».
__________________
Общество свободных людей – совсем не то же, что толпа одиноких расчётливых эгоистов, безразличных к общему благу
naliman вне форума   Ответить с цитированием Вверх
Ответ


Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 22:55. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.12 by vBS
Copyright ©2000 - 2018, vBulletin Solutions Inc. Перевод: zCarot
© Kerio-rus.ru
Фонарёвка: всё о фонарях